How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom)
APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.

  Государственные иностранные инвестиции.

 

Под государственными финансовыми институтами будем понимать не только учреждения, непосредственно контролируемые государством, но и международные организации, такие как ЕБРР и Всемирный банк.

Можно выделить цели, которые преследуют государственные иностранные финансовые институты, инвестирующие средства в России:

  • продвижение товаров национальных производителей на российский рынок;
  • помощь национальным компаниям, которые намерены инвестировать средства в России, включая сбор информации, выполнение функций маркетинга, участие в проектах, пробное (или венчурное) финансирование;
  • “привязка” определенных кластеров российской промышленности к соответствующим отраслям национальной экономики; развитие двустороннего экономического сотрудничества в целом.

 

How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom)

Продвижение товаров “своих” производителей на российский рынок часто осуществляется с помощью предоставления кредитов на закупку этих товаров. Такие кредиты обычно не перечисляются на счет заемщика, а выдаются в виде кредитной линии. При этом заемщик не может использовать эти деньги на какие-либо другие цели и, по сути, не может ими распоряжаться.

Например, Эксимбанк США решил предоставить Красноярскому металлургическому заводу связанный кредит в размере $135 млн. для оплаты импортируемого оборудования под гарантии Правительства России на 10 лет под 5% годовых[191].

Однако и в случае предоставления средств в непосредственное распоряжение заемщика, иностранный кредитор устанавливает жесткий контроль за их расходованием. Например, немецкие банки предоставили кредит Волгоградскому аэропорту для закупки оборудования фирмы ABB. Характерно, что контракт заключен не с непосредственным поставщиком, а с консалтинговой фирмой “Штеффенс ист-вест консалтинг”. По-видимому, это обусловлено желанием иностранной стороны лучше контролировать использование выделяемых средств[192].

Обычно кредитор стремится, чтобы часть затрат была покрыта самим заемщиком или профинансирована из других источников. В этом случае фирмы страны-кредитора получают больше средств, чем было затрачено государством на предоставление кредита. Например, Эксимбанк США не финансирует более 85% стоимости поставок или проекта[193].

Государственные кредиты используются как метод конкурентной борьбы – например, в результате кредита Эксимбанка США на закупку американской тяжелой техники была сорвана сделка по покупке подобной техники у японской фирмы Comatsu[194].

Несколько лет назад значительная доля импорта, финансируемого иностранными государствами приходилась на продовольствие и потребительские товары; в настоящее время большая часть поставок – оборудование.

Наибольшую активность иностранные государственные инвесторы проявляют в нефтегазовой отрасли. Четыре российских нефтедобывающих объединения – “Нижневартовскнефтегаз”, “Пермнефть”, “Татнефть” и “Черногорнефть”, подписали в сентябре 1994 года кредитные соглашения с Экспортно-импортным банком США на общую сумму $893 млн. Кредиты используются для  закупки американского оборудования и услуг для ремонта и восстановления нефтяных скважин[195]. Однако в последующем российские нефтяные компании отказались от части кредитов.

Один из наиболее крупных проектов, осуществленных к настоящему моменту в нефтегазовой отрасли, – поставки оборудования для газокомпрессорной станции, построенной “Томскнефтью”. Эксимбанк США выделил на эти цели $109 млн.[196]

Свыше $100 млн. выдал “ЛУКойлу” Эксимбанк США на реконструкцию Пермского НПЗ, ведутся переговоры о предоставлении кредита на такую же сумму для реконструкции Волгоградского НПЗ[197].

Заключено соглашение с Эксимбанком Японии на финансирование    закупок оборудования для Ново-Ярославского нефтеперерабатывающего завода  (у японской фирмы Mitsui, на сумму $200 млн.)[198].

Нижегородский нефтеперерабатывающий завод “Нефтеоргсинтез” (НОРСИ) подписал соглашение с американским Ex-Im Bank of USA о предоставлении предприятию гарантии по кредиту в размере $150 млн. сроком на 7 лет для модернизации комплекса по производству полиэтилена. Общая стоимость проекта составляет около $180 млн. В соответствии с договором, оборудование и технологии для комплекса проектной мощностью до 100 тыс. т. полиэтилена в год должна поставить американская фирма Philips Petroleum[199].

Принято решение о выделении Эксимбанком США $400 млн. компании СИДАНКО на модернизацию Ангарской нефтехимической компании[200].

Эксперты объясняют успехи альянса Chevron-ABB при поставках нефтехимического оборудования в Россию поддержкой Эксимбанка США[201].

ЕБРР финансирует поставки оборудования для Газпрома.

Иностранными государственными финансовыми институтами финансировались также поставки оборудования для автомобильной, металлургической, лесоперерабатывающей, химической промышленности и др.

 

Зарубежные государственные банки и другие финансовые институты оказывают многостороннюю помощь своим фирмам при проникновении на российский рынок и инвестировании средств в российскую экономику.

Такая помощь осуществляется по следующим направлениям:

  • участие в проектах, осуществляемых частными инвесторами;
  • сбор информации о российских производителях, финансовых институтах, правовых нормах и т.д.;
  • поиск и анализ проектов, которые могли бы быть интересны национальным (т.е. зарубежным) инвесторам;
  • взятие на себя риска по “раскрутке” подобных проектов; т.е. государственный банк может гарантировать вложенные на начальной стадии проекта частным инвестором средства, либо банк самостоятельно участвует в проекте, а в случае успеха привлекает к нему частные компании;
  • политическое и экономическое давление на российские властные структуры в интересах “своих” компаний.

Базирующийся во Владимире региональный венчурный фонд ЕБРР принял участие в инвестиционном проекте, финансируемым немецким банком Kreditanstalt fuer Wiederaufbau. Проект предусматривает создание мощностей по производству 20 тыс. тонн льна в год. Стоимость проекта – 343 млрд. руб. в ценах 1994 г. [202]

Финская компания Sinebrychoff с целью дополнительного финансирования инвестиционных проектов, реализуемых компанией в российской пивоваренной промышленности, предложила ЕБРР участвовать в них. ЕБРР инвестировал $10.2 млн. в акции принадлежащих Sinebrychoff предприятий[203].

Концерн Philips обратился к ЕБРР с просьбой участвовать в проекте по производству кинескопов в Воронеже[204].

ЕБРР реализует программу создания сети региональных венчурных фондов, которые будут заниматься инвестированием в российские предприятия. Интересно, что каждому фонду планируется выделить $30 млн., используемые на инвестиции, и $20 млн. в качестве “технической помощи”, используемой для функционирования самого фонда[205]. Выделение столь большой суммы на содержание фонда говорит о том, что кроме инвестирования средств у фонда имеются и другие задачи – скорее всего это сбор информации. В дальнейшем планируется привлечение частных инвесторов к проектам, реализуемым венчурными фондами.

Немецкая консалтинговая фирма Icon-Institut (г.Кельн) осуществляет конкурсный отбор 14-ти наиболее перспективных предприятий Владимирской, Ивановской, Ярославской и Костромской областей для инвестиций ЕБРР в сумме $30 млн. Эта деятельность по сбору информации и анализу проектов финансируется ЕБРР. Инвестиции будут осуществляться через Региональный венчурный фонд ЕБРР, который создан для инвестирования в “пробные” проекты. Инвестирование будет осуществляться путем приобретения пакетов акций отобранных предприятий[206].

Специальная группа экспертов Всемирного банка занимается изучением состояния угольных предприятий Сибири и вырабатывает рекомендации по инвестированию средств[207].

Международная консалтинговая фирма “Бостон консалтинг груп” ведет сбор информации и анализ проектов в области российской фармацевтической промышленности. Фирма подготавливает инвестиционный проект и помогает иностранному инвестору его реализовывать. Эта консалтинговая программа финансируется Европейским Союзом в рамках программы TACIS и оценивается в 2,5 млн. ЭКЮ. Уже отобрано 5 предприятий, руководство которых не возражает против привлечения иностранных инвестиций. На этих предприятиях “Бостон консалтинг груп” производит детальный анализ состояния дел, оказывает помощь в реструктуризации управления, разработке систем контроля за движением денежных средств, совершенствованию форм бухучета, снижения производственных издержек, а также созданию ТЭО для привлечения инвесторов. По словам консультантов, “ко времени завершения проекта в середине 1997 года мы рассчитываем не только успешно завершить реконструкцию 5 предприятий, но и накопить значительный опыт реструктуризации фармацевтического сектора, который мы будем широко использовать при работе с другими предприятиями отрасли”.[208]

В Петербурге создана “Санкт-Петербургская инвестиционно- финансовая компания” (СПИФК), которая будет проводить экспертизу инвестиционных проектов, оказывать техническую поддержку при вложении денежных средств в российские предприятия и контролировать их использование. Доля участия ЕБРР и Государственного фонда промышленного сотрудничества Финляндии (Finnfund) в акционерном капитале компании составит 70%[209].

В России действует немецкая государственная компания DEG, которая занимается сбором информации о конкретных инвестиционных проектах, а также наиболее перспективных направлениях инвестиций в России в целом. DEG также участвует в “пробных” проектах и вовлекает немецкие компании в их дальнейшую “раскрутку”. Например, в настоящее время подготовлен проект по закупке 2-х минипекарен в лизинг для российской фирмы под гарантию DEG. В случае его успеха планируется создать в Москве сеть из нескольких десятков минипекарен, причем большая часть рисков ляжет уже на немецких поставщиков оборудования.

Всемирный банк совместно с английской консалтинговой компанией АЕА проанализировали совместный с “Пурнефтегазом” проект по утилизации попутного газа на Харампурском месторождении. Всемирный банк готов финансировать до половины стоимости проекта, оцениваемого в $100 млн. и предлагает участвовать в нем частным нефтяным компаниям[210].

Французско-российский экономический совет, в который входят представители ряда французских государственных и коммерческих структур, добился заключения соглашения о создании совместного предприятия по разработке и эксплуатации Харьягинского нефтяного месторождения (республика Коми) с общим объемом инвестиций $1 млрд. С французской стороны в него войдет компания “Тоталь”.[211]

 

Стратегическая цель иностранных государственных финансовых институтов – включить российское рыночное пространство в сферу интересов национальных компаний. Это подразумевает создание в России устойчивых рынков сбыта для товаров национальных производителей, а также конструирование таких финансовых и технологических связей, чтобы “развивающий центр” совместного производственного кластера находился в стране, интересы которой представляет соответствующий государственный институт. Иначе говоря, предполагается, что в развитой стране сосредоточены высокотехнологические производства и, прежде всего, создание и внедрение новых технологий, а в России – производство по отработанной технологии и\или по лицензии. Как показывают ряд экономических исследований, управление “развивающим центром” промышленного кластера дает в долгосрочной перспективе более эффективный контроль над кластером, чем использование чисто финансовых методов контроля[212]. Поэтому государственные банки охотнее кредитуют проекты с долгосрочными перспективами (например, поставки оборудования), чем краткосрочные закупки конечной продукции.

Например, Эксимбанк США ведет целенаправленную политику по захвату американскими компаниями российского рынка нефтедобывающего оборудования. В результате неразвитости в России ряда финансовых инструментов (таких как лизинг и др.) нефтедобывающие предприятия вынуждены оплачивать российское оборудование “живыми” деньгами, изымая их из оборотных средств. При закупке американского оборудования нефтяная компания может получить сравнительно дешевый кредит Эксимбанка США. Таким образом, российские производители нефтедобывающего оборудования оказались практически вытеснены с рынка. Причем такое вытеснение носит долгосрочный характер (учитывая грамотную политику американских компаний в сфере послепродажного обслуживания и маркетинга “старых” клиентов). Т.е. произошло “привязывание” российской нефтедобывающей отрасли к американской машиностроительной промышленности и образование устойчивого кластера “добыча нефти в России – производство оборудования в США”.

Следует отметить, что в условиях неблагоприятного инвестиционного климата подобные процессы закономерны и с ними бессмысленно бороться административными методами. Более того, в тех областях, где технологическое отставание России достаточно сильно, использование технологий, приносимых иностранным капиталом, способствует развитию экономики.

Государственные иностранные финансовые институты реализуют ряд программ по развитию инфраструктуры в России (включая средства коммуникаций, финансовые структуры, биржи и т.д.). Одна из целей этих программ – создание условий для работы иностранного капитала. Естественно, что проекты в этой области реализуются таким образом, чтобы дать преимущества предпринимателям и компаниям из страны базирования соответствующего государственного финансового института перед предпринимателями из других стран. Например, развитие телекоммуникаций финансируется в том случае, если это приводит к улучшению телефонной связи с той страной, которая выделяет деньги. Одна из задач региональных венчурных фондов ЕБРР – создание рынка акций российских предприятий (в которые вкладывает деньги ЕБРР).[213] Очевидно, что на этот рынок будут допущены прежде всего европейские инвесторы (либо инвесторы из тех государств, которые выделили деньги для фонда).

 

Развитые страны создали эффективную систему государственной поддержки своего бизнеса, причем субсидии или запретительные меры, как правило, в нее не входят. К сожалению, в России еще не выработано такой системы. Это происходит во многом потому, что государственная политика нацелена прежде всего на защиту так называемых “государственных интересов”, а не интересов отечественных компаний и фирм. Следует также отметить, что меры по укреплению конкурентоспособности  отечественных компаний, как правило, дают больший эффект, чем ущемление интересов иностранных фирм с целью поддержки своих производителей.

Popular Posts: Best Crypto Savings Accounts For Earning Interest

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!