How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom)

APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.

Лучшие памятники средневековой архитектуры Егип­та сохранились в Каире. Город прожил большую исто­рию. В 641 году арабский полководец Амр ибн ал-Ас ос­новал Фустат, развалины которого находятся на юж­ной окраине современного Каира. Согласно легенде, пер­вой на месте Фустата была воздвигнута мечеть. Не­большая постройка уже в 673 году была расширена увеличением колоннады и двора. Несмотря на позд­нейшие переделки и ремонты, мечеть Амра заслу­женно считается одной из самых старых арабских колонных мечетей, сохранивших величие и простоту, свойственные раннеарабской монументальной архитек­туре. В большом зале мечети более ста мраморных колонн, увенчанных резными коринфскими капителями, которые поддерживают высокие полу­круглые арки. Красивая перспектива уходящих вдаль колонн и арок заставляет почувствовать грандиозность пространства зала.

Чрезвычайно ярко воплощено величие раннего арабского зодчества в архитектуре прекрасно сохранившей свой первоначальный облик большой мечети Ибн Тулуна, построенной в 876-879 годах в резиденции этого первого независимого от Багдадского халифата правителя средневекового Египта. Ог­ромный квадратный двор площадью почти в гектар (92х92м), окружен стрельчатой аркатурой, имеющей в отличие от мечети Амра, в качестве опор не круглые колонны, а прямоугольные столбы—пилоны с трех­четвертными колонками на углах. Широкие проходы между столбами объединяют зал перед михрабом и об­ходы с трех других сторон двора в единое простран­ственное целое. В мечети легко размещаются тысячи молящихся мусульман. В ритме столбов и арок, охва­тывающих двор по периметру, выражена строгая тек­тоника архитектуры мечети, которой подчинены и де­коративные мотивы.

Архивольты больших и малых арок, капители колонок и карнизы украшены резным по стуку стилизован­ным растительным узором. Софиты больших арок имеют более сложные орнаментальные композиции Декоративные детали, украшая и гармонично выделяя основные плоскости и линии постройки, своим распо­ложением подчеркивают тектонику целого. Таким об­разом, узор и архитектурные элементы, из которых слагается облик постройки, проникнуты единым орна­ментальным ритмом. Интересно отметить, что стрельчатый профиль больших и малых арок мечети как бы повторяется в заостренных изгибах стебля, образую­щего основу непрерывного орнамента, идущего по аб­рису арок и по пилонам.

Снаружи мечеть Ибн Тулупа имеет характерные для раннесредневековых монументальных сооружений Ближ­него Востока черты суровой крепостной архитектуры. Традиции крепостного зодчества, а может быть, и реальная потребность в случае нападения на город превращать мечеть в оплот защиты вызвали своеобразный прием окру­жения культового зда­ния внешней стеной, создававшей вокруг ме­чети свободный, ничем не застроенный широ­кий обход. Все же мону­ментальная гладь на­ружных стен мечети Ибн Тулуна не лишена декоративной обработ­ки: верхнюю часть стен расчленяет своеобраз­ный фриз из стрельча­тых окон и арочек, контрастно выделенных светотенью; кроме того, ажурный парапет увен­чивает стены. Близкое по характеру оформле­ние окнами и арками было сделано в IX веке и на фасадах мечети Амра. Таким образом, как и в Самарре, в ранних каирских постройках видна художественная пере­работка древнейших приемов монументального крепо­стного зодчества.

How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom)

В архитектурном облике мечети важную роль играет минарет, возвышающийся рядом со зданием, между двойными стенами. Исследователи считают, что перво­начально он имел вид ступенчатой круглой башни, снаружи которой спиралью шла лестница. Своим расположением и формой минарет сильно напоминает Мальвию большой мечети в Самарре. Как и там, устремленное вверх тело Минарета было противопоставлено горизонтально растянутой аркатуре двора. О том, что наряду с местными художественными традициями при сооружении мечети играли известную роль и месопотамские строительные приемы, свидетельствует также применение кирпичной кладки, не свойственной зодчеству Египта.

В 1926 году в центре двора мечети был воздвигнут купольный павильон над бассейном для омовения и, по-видимому, одновременно нижнюю часть минарета заключили в кубической формы башню.

К середине IX века относится самый ранний из дошедших до нашего времени памятников гражданской архитектуры средневекового Египта — Нилометр, построенный на острове Рода близ Фустата. Сооружение представляет глубокий колодец с высокой колонной посередине, по которой измерялся уровень воды в Ниле. Стены колодца выложены камнем, украшены декоративными нишами и фризами с куфическими надписями.

2.2.    ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО

Исследования, проведенные за последние несколько десятилетий, свидетельствуют о развитии в средне­вековом Египте монументальной живописи, а также миниатюры, особенно в XI—XII столетиях. В каир­ском Музее исламского искусства хранится найденная при раскопках 1932 года замечательная стенная рос­пись с изображением человеческих фигур в крупных стрельчатых обрамленьях. В одной из таких ниш по­мещена фигура сидящего мужчины в пестром халате, с тюрбаном на голове и кубком в правой руке. Его округлое лицо не лишено живой выразительности. Живопись исполнена в плоскостной манере, в светлых тонах; контуры фигуры обозначены широкой свободной линией.

Значительное число миниатюр, относящихся к фати-мидской эпохе, собрано в Музее исламского искусства и в частных собраниях Каира. Эти миниатюры имеют ярко выраженное своеобразие, что позволяет говорить о существовании в Египте в этот период вполне само­стоятельной школы миниатюры—одной из наиболее ранних в истории средневекового искусства Ближнего Востока.

Прикладное искусство Египта издавна отличалось высоким художественным совершенством и разно­образием видов. Особенно выделялись богато орна­ментированные льняные и шелковые ткани, изделия из горного хрусталя, стекла и металла.

Художественное ткачество имеет в Египте древние традиции. Главные центры средневекового текстиль­ного производства — Александрия, Дамиетта, Тиннис — были знамениты своими изделиями еще в рим­ское и византийское время. Художественные традиции коптских тканей III—IV веков продолжают жить с некоторыми изменениями в египетском текстиле вплоть до конца фатимидского времени. Это и не уди­вительно: роскошные ткани в мастерских халифов по-прежнему вырабатывались в значительной части руками мастеров-коптов.

Для тканей конца VIII—IX веков характерен про­стой, строгий узор, состоящий обычно из нешироких полос, заполненных куфическими надписями, содержа­щими благопожелания и нередко имя правящего хали­фа, или несложным геометрическим орнаментом. При этом большая часть фона ткани оставалась свободной.

В тканях фатимидского времени (X—XII века) воз­рождается все богатство технических и художествен­ных приемов коптского ткачества, преломленных, однако, в духе требований новой эпохи: исчезают столь распространенные в коптском текстиле живописно ис­полненные композиции и отдельные фигуры на мифоло­гические сюжеты. Изображения различных птиц и животных приобретают стилизованно-орнаментальный характер. Большую роль в художественном строе де­кора играет полихромия.

Уже в раннефатимидских тканях рубежа Х—Х1 ве­ков с полной ясностью выявляются характерные для этого периода приемы композиции декора и орнамен­тации. Так, на одной из шелковых тканей узкие полосы с куфическими надписями (черно-белые буквы на кар­минно-красном фоне) выделяют широкую полосу, ук­рашенную овальными медальонами со стилизованными изображениями орла в середине и четырех уток по сторонам. Расцветка деталей меняется в каждом медальоне: поле одного из них красное с тон­кой зеленой каймой, фигуры птиц синие или светло-голубые на желтом фоне; внутри фигуры орла — обве­денный черным контуром красный щит с белым рисун­ком. В другом медальоне фон зеленый с красной каймой, утки красные на белом фоне, орел желтый на красном фоне со светло-голубым внутренним рисунком на черном щите. Такое чередование цветов при мелко­масштабном узоре усиливает впечатление разнообразия орнамента и создает богатую и тонкую игру цветовых пятен. Для тканей этого времени характерны также полосы с куфическими надписями по краям и изобра­жениями зверей и птиц (зайцев, собак, уток) в сред­ней полосе.

В художественном текстиле более позднего времени (XII век) наблюдаются известные перемены: надписи вместо угловатого куфи исполняются округлым по­черком насх, рисунок делается более схематичным, излюбленным становится золотой фон. В это время очень распространены широкие декоративные полосы, где между узких кайм со стилизованным буквенным орнаментом расположены овальные или ромбовидные медальоны, в которых чередуются изображения жи­вотных и птиц. В расцветке этих тканей доминирует мягкий желто-золотой цвет узора на карминно-красном фоне. Полосы с надписями нередко разделены тонкими светло-синими линиями. Орнаментальные полосы, зна­чительно более широкие, чем в изделиях предшест­вующего периода, располагаются близко друг к другу, оставляя мало свободного фона.

Наряду с узорными льняными и шелковыми тканями в египетском текстиле были очень распространены различные виды вышивок. Выделывались также драго­ценные, затканные тяжелыми золотыми и серебряными нитями ткани с очень тонкой основой, на которой рельефно выступали пышные узоры. С XIII—XIV ве­ков в египетском художественном текстиле преобладают ткани, сплошь покрытые узкими разноцветными полосами с мелким геометрическим узором, образо­ванным сочетаниями различных звезд, треугольников и других фигур.

В узоре резьбы по дереву наряду с развитием новых декоративных тенденций достаточно прочно держались старые местные традиции и технические приемы. Об этом свидетельствует, в частности, распространение фигурных изображений на многих резных панелях и досках.

Одним из выдающихся образцов раннефатимидского резного дерева является иконостас церкви Варвары в Каире; хотя это, несомненно, работа копт­ского мастера, она обнаруживает все характерные для этого времени черты и мотивы. Панели иконостаса украшены арабесковыми завитками, в которые вкомпонованы изображения птиц, животных и превосход­но исполненные охотничьи и жанровые сцены. Все эти сюжетные изображения трактованы чисто декора­тивно, а фигуры животных и птиц часто помещены в симметричной, геральдической композиции.

Другим интересным примером являются несколько панелей, находящихся в Музее Виктории и Альберта в Лондоне. Композиция украшающего их узора, в общем одинаковая, состоит из округлых переплетений цветущих стеблей, трактованных в духе арабески; меняются лишь центральные изображения: в ряде случаев это стоящие друг перед другом в геральдической позе фигуры птиц и животных, на одной панели изображен сидящий музыкант. Благодаря зна­чительному углублению фона (примерно на 1,5 см) создается очень богатая и контрастная игра светотени, четко выявляющая рисунок. Подобными же чертами отличаются и панели с изображениями конских голов (Музей исламского искусства, Каир; Музей Метро­политен, Нью-Йорк), где глубоко выбранный фон еще сильнее подчеркивает контуры узора. На некоторых панелях встречается резьба в несколько планов.

Выдающиеся образцы художественной резьбы по дереву, украшавшей некогда Малый, пли Западный, дворец, фатимидских халифов (был закончен между 1058 и 1065 годами), обнаружены в комплексе мари-стана султана Калауна, где эти резные доски были вторично использованы в XIII веке. Первоначально они составляли фриз, украшенный многочисленными изображениями охотников, музыкантов, танцовщиц, торговцев с верблюдами, зверей и птиц. Все эти изображения размещены на фоне раститель­ных побегов, данных более низким рельефом, чем фигуры. Рисунок здесь свободнее и живее, чем в ран­них памятниках, но значительно менее детализи­рован.

В резном дереве XII века фигурные изображения приобретают все более обобщенную, силуэтную трак­товку, сравнительно редко встречавшуюся в произве­дениях Х—XI веков; само исполнение их становится менее тщательным. Зато совершенствуется и обога­щается орнаментальная резьба. Выдающимся памят­ником этого времени является михраб мечети Сайиды Нафисы, исполненный между 1138 и 1145 годами (Му­зей исламского искусства, Каир). Его узор состоит из прекрасно выполненных арабесок и плетений вино­градных лоз в сочетании с геометрическими полосами, образующими многоугольники. Другим примером слу­жит деревянное резное надгробие ал-Хусайни сере­дины XII века, вся поверхность которого покрыта арабеской, состоящей из геометрических полигональ­ных узоров и растительных мотивов.

Среди египетских художественных изделий из брон­зы Х—XII веков выделяются декоративные фигуры и сосуды в виде различных животных и птиц. Характерным примером является водолей в виде павлина (X—XI века, Лувр); его ручка заканчивает­ся стилизованной голо­вой сокола или кречета, вцепившегося клювом в шею павлина. Над ок­руглым туловищем пти­цы с объемно передан­ными крыльями подни­мается длинная, изящно изогнутая шея, несущая небольшую голову с полуоткрытым клювом. Оперение передано тон­ким чеканным орнамен­том. В более позднем памятнике этого рода — большом крылатом гри­фоне (XI—XII века, музей в Пизе) орнамен­тальное начало домини­рует над пластической формой — почти вся по­верхность фигуры покрыта орнаментом, имитирующим детали оперения, полосами куфических надписей, клеймами с изобра­жениями сиринов и различных фантастических живот­ных.

В XIII веке, когда установились тесные связи Египта с Сирией и Ираком, в Египте появилось значительное количество художественных изделий прославленных иракских, особенно мосульских мастеров. Надписи, выгравированные на некоторых предметах, сохранили нам имена мосульских мастеров, работавших в Каире и оказавших влияние на творчество египетских ремес­ленников. Интересным примером художественных брон­зовых изделий этого времени является датированная 1271 годом сферическая прорезная курильница с име­нем эмира Бейсари (Британский музей. Лондон). На поверхности курильницы между поясами надписей расположены круглые медальоны с ажурными изо­бражениями двуглавых орлов; поле вокруг медальонов заполнено растительной арабес­кой.

Прекрасный образец художе­ственной работы 113 металла — шестигранный инкрустированный столик султана Калауна, сделан­ный мастером Мухаммедом нон Сункуром 113 Багдада в 1327 году (Музей исламского искусства в Каире). Его ажурные боковые стенки и дверцы, а также верхняя плоскость украшены кал­лиграфическими надписями (вкомпонованными в медальоны или пояса), розетками и инкрустиро­ванными изображениями стайки летящих птиц. Прорезные столики, курильницы, шкатулки из металла и т. п. становятся очень распро­страненными изделиями в Египте, Сирии и Ираке в XIV — XV ве­ках.

Художественная обработка металла использовалась также в отделке монументальных зданий. Выдающимся примером этого рода являются бронзовые инкрусти­рованные двери мечети султана Хасана в Каире, украшенные виртуозно исполненным многоплановым геометрическим орнаментом, ажурной резьбой и поя­сами декоративных надписей.

Искусство обработки горного хрусталя было особенно развито в Х—XI веках. Из больших кристаллов ис­кусно вырезались кувшины, бокалы, кубки, флаконы, различные шахматные и иные фигуры, их поверхность часто гранилась или покрывалась гравиров­кой. Историк Макризи сообщает, что в сокро­вищнице фатимидских халифов хранилось око­ло двух тысяч драго­ценных хрустальных со­судов. Изделия   еги­петских гранильщиков очень высоко ценились в средневековой Европе. Среди прекрасных про­изведений этого рода особенно   выделяются два больших кувшина, находящихся в Музее Виктории и Альберта в Лондоне. На одном из них рельефной грави­ровкой среди крупных вьющихся стеблей и по­лупальметт изображены большие хищные птицы, клюющие поверженную лань. Рисунок несколько схематичен и обобщен, но очень уве­рен и смел и прекрасно вкомпонован в отведен­ное ему пространство. Другой кувшин лишен какого бы то ни было орнаментального деко­ра; его главное досто­инство состоит в пора­зительной    четкости и пропорциональности формы и безукоризнен­ном качестве грани, при­дававшей ему в лучах света сияние алмаза.

Художественное стек­ло, имевшее в Египте давние традиции, до­стигло своего наибольшего расцвета в XIII—XIV веках, когда к известным ранее приемам украшения — гранению, гравировке, рельефу, цветному и витому стеклу — присоединилась роспись золотом и цветными эмалями. Основными цен­трами производства художественного стекла были Фустат, Александрия, Фаюм. По своим формам и общему характеру декора художественное стекло Египта близко к сирийскому, но для него типичны крупные надпи­си с  благопожеланиями, нередко покрывающие широкими поясами почти всю поверхность сосуда.

Египетские художественные керамические изделия — расписанные люстром и различными красками фаян­совые и глиняные вазы, чаши и блюда — часто наряду с различными растительными и геометрическими моти­вами украшены изображениями животных, рыб, птиц и человеческих фигур. Особенно красивы большие зеленовато-желтые люстровые блюда XI века с крупными фигурны­ми изображениями, исполненными в сво­бодной живописной манере. Среди изобра­жений встречаются фигуры музыканта, человека,  наливаю­щего в кубок вино, всадника,  двух- и трехфигурные жан­ровые и батальные сцены, а также реаль­ные и фантастиче­ские животные, моти­вы борьбы зверей. По стилю роспись на ке­рамике XI века очень близка упомянутой выше   фатимидской стенной живописи.

В ХIII-ХV столе­тиях искусство кера­мики в Египте вновь пережило подъем: исполнялись сосуды с тонкой многоцветной росписью, изображавшей животных и птиц среди растительных мотивов. Традиции расписной керамики, как и других видов прикладного искусства, продолжали жить в Египте на протяжении всей эпохи средневековья и сейчас составляют основу народных художественных ремесел.

Развивавшееся на протяжении многих столетий ис­кусство средневекового Египта представляет большую, самобытную школу в истории искусства арабских стран, игравшую крупную роль в процессе взаимодей­ствия художественных культур Ближнего Востока и Западной Европы.

Join Us On Telegram @plopandreicom

Apply any time of year for Internships/ Scholarships

Plop Andrei: I was arrested in #Canada for the anti-communist revolution!

Plop Andrei: Moldova will be the next country attacked by the Russians!

Plop Andrei/ #Russia – #Ukraine War: What Will Happen Next?

Plop Andrei/ Lucrarea de master/ – Rolul mass-media în reflectarea conflictelor geopolitice. Studiu de caz: Mass-media în Federaţia Rusă/

Așa erau timpurile! Plop Andrei despre amintiri din copilărie, sport și școală!

Plop Andrei: Update/ De ce are Moldova de o mobilizare generală și de o armată profesionistă! Maia Sandu este AGENTUL de influență al Kremlinului?!

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!