How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom) because we were limited by facebook to share our Opportunities!
APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.

Состав и виды правонарушения

 

Объектом административного проступка являются общественные отношения, охраняемые административными взысканиями от противоправных посягательств.

Объект административного проступка – необходимый элемент состава каждого проступка. Не может быть признано

How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom) because we were limited by facebook to share our Opportunities!

административным правонарушением деяние, которое не направлено ни на какой объект или направлено на объект, не охраняемый законодательством  об административных право-нарушениях.

Признаком объективной стороной проступка можно назвать деяние. Оно является как бы ядром всей совокупности признаков объективной стороны, которое объединяет все остальные признаки в одну систему: и место его совершения, и время, и способ.

Правонарушение совершаются  людьми – субъектами правонарушения.

Для признания лица, совершившего противоправное деяние, субъектом административного проступка необходимо установить, что оно по своему психическому состоянию и возрасту имело возможность правильно ориентироваться в происходящих событиях и явлениях окружающей действи-тельности.

Субъект деяния  не  может  рассматриваться  в качестве признака правонарушения. Но без субъекта нет правонарушения,  и в тоже  время не каждый  человек может быть признан субъектом противоправного  виновного деяния.  Следовательно,  квалификация правонарушения зависит от понятия его субъекта.

Субъект уголовного права совпадает с  субъектом уголовной  от­ветственности. В гражданском праве такого совпадения нет.  Субъекты гражданского права наделены определенными правами и обязанностями  и могут активно участвовать в различных правоотношениях, стимулируемых или допускаемых  нормами  гражданского  законодательства.   Субъекты гражданского права осуществляют правомерные действия. Соответственно в науке гражданского права субъекты гражданского права рассматрива­ются как лица,  наделенные  правоспособностью и дееспособностью для совершения правомерных действий. Содержание дееспособности определя­ется способностью  совершать  как правомерные действия,  так и нести ответственность за правонарушения (  деликтоспособность  ).   Причем признаки субъекта правомерного и противоправного поведения не всегда совпадают.

Способность собственными действиями приобретать права и нести обязанности, включая ответственность,  присуща человеку, обладающему качеством личности,  то есть индивидууму,  имеющему достаточный уро­вень сознания и воли, благодаря которым он может занять определенную общественную позицию, разумно оценивая свое и чужое поведение.

Закон признает ответственными субъектами правонарушений дееспо­собных и вменяемых,  т.е. всех лиц, достигших определенного возраста и обладающих полноценной психикой.  Малолетние и психически  больные не обладают необходимым сознанием и волей, чтобы осознанно разрешать те или иные жизненные ситуации:  дети  –  вследствие  недостаточного психического и физического развития,  а душевнобольные – вследствие патологического развития (слабоумия) или деградации сознания  (душев­ная болезнь).

Закон устанавливает различные возрастные границы деликтной правосубъектности. Так,  уголовная ответственность наступает по дости­жении 16 лет, а за отдельные виды преступлений – с 14 лет; админист­ративная ответственность  –  с 16 лет;  ответственность по трудовому праву – с момента заключения трудового договора или членства в  кол­хозе, т.е.  с 16 лет,  и в исключительных случаях с 15 лет; по граж­данскому законодательству ответственность в полном объеме  возникает с 18 лет и частичная – с 15 лет.

Неодинаковый возраст ответственности устанавливается  с  учетом степени общественной опасности правонарушений,  значимости тех благ, на которые они посягают.

        Субъективная сторона административного проступка – это внутреннее, психологическое отношение лица к совершаемому им общественно вредному деянию и его последствиям. Её психологическое содержание раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель, представляющих различные формы психической активности, органически связанные между собой и зависимые друг от друга

Отдельное правонарушение – конкретное явление реальной действи­тельности. Но правонарушения не единичны. Они составляют определенную совокупность их  видов.  Наиболее разработанным,  получившим научное определение, является такой вид правонарушений, как преступность.

Преступность определяется как относительно массовое, исторически изменчивое, социальное,  имеющее уголовно-правовой характер, явление общества, слагающееся из всей совокупности преступлений, совершаемых в соответствующем государстве в определенный период времени.

В принципе это определение можно отнести ко всей массе правона­рушений, для этого из него надо исключить особенное, присущее особой группе правонарушений  –  преступлениям. В этом случае правонарушения могут быть определены  как  исторически  изменчивое,  антисоциальное явление общества,  состоящее  из совокупности всех нарушений права в определенный период времени в соответствующем  регионе. Структура правонарушений  характеризуется  соотношением  видов (групп) правонарушений,  классифицируемых по различным основаниям  и признакам: характеру  регулируемых  отношений,  степени общественной опасности, субъектам,  распространенности (по  количеству,  времени, регионам) и др.

Подобная классификация всей массы правонарушений  по многочис­ленным критериям  возможна по мере развития соответствующих исследо­ваний в отдельных областях права и широкого использования компьютер­ной техники.

Применительно к областям регулируемых отношений  правонарушения различаются соответственно  отраслям законодательства:  гражданские, трудовые, уголовные, административные, процессуальные и др.

С учетом  общественной  опасности правонарушения принято делить  на две группы:  преступления и иные правонарушения ( проступки,  де­ликты )  – административные,  дисциплинарные,  гражданско-правовые. В связи с этим разделением  встает  проблема  разграничения  уголовных преступлений и административных проступков,  поскольку провести гра­ницу между ними весьма и весьма не просто.

Эта проблема приобретает  наибольшую  актуальность именно сей­час, когда готовится проект нового уголовного законодательства. Слож­ность этой  задачи состоит в том,  что речь идет о сходных по своему характеру явлениях.  И решаться она должна не иначе как в  соответс­твии с законом,  не нарушая основных принципов законодательства и не входя в противоречие с нормами международного права.

Из сопоставления  соответствующих статей Уголовного зако­нодательства и Законодательства об административных правонару­шениях видно,  что  и преступления и административные правонарушения посягают на одинаковые по своему характеру объекты,  именно  в  этом прежде всего состоит общественная опасность – признак,  определяющий их материальную сущность.  Задачи административного и уголовного за­конодательств состоят  в охране от посягательств одних и тех же объ­ектов.

Единая сущность  административных правонарушений и преступлений подтверждается также следующим обстоятельством:  “не является  прес­туплением действие или бездействие хотя формально и содержащее приз­наки какого-либо деяния,  предусмотренного уголовным законом,  но  в силу малозначительности   не  представляющее  общественной  опаснос­ти” (ст. 7 Уголовного Кодекса РСФСР).  Тот же принцип выражен и в ст. 22 Кодекса РСФСР об административных правонарушени­ях: “при малозначительности совершенного административного  правона­рушения орган (должностное лицо),  уполномоченный решать дело, может освободить нарушителя от административной ответственности и  ограни­читься устным замечанием.

Исходя из этого, видно, что принципиальное различие между прес­туплением и административным проступком заключается в различной сте­пени их общественной опасности.  Эта степень определяется  интенсив­ностью посягательства, реально наступившими или потенциально опасны­ми общественными последствиями.

Вот тот  критерий,  по  которому  можно и должно разграничивать проступки и преступления.  Будучи совершенным даже при  определенных отягчающих обстоятельствах, административный проступок не может ква­лифицироваться как преступление,  если его  качественная  определен­ность и  степень  его  общественной  опасности не выходят за границы проступка. Если же степень его  общественной  опасности  существенно повышается и достигает уровня преступления, то он должен признавать­ся таковым и влечь за собой уголовную ответственность.

Вопрос о том увеличивает ли повторное совершение административ­ного проступка общественную опасность деяния и личности  нарушителя настолько, чтобы  повлечь за собой изменение юридической природы са­мого проступка и служить основанием для признания его преступлением, и, следовательно,  для  применения  к виновному уголовного наказания   должен быть решен в отрицательную сторону. Совершение лицом правона­рушения повторно может быть отнесено лишь к бстоятельствам,  отягчающим ответственность за административные правонарушения,  преступление не есть сумма проступков. Наличие административного взыскания за предшествующий проступок может относиться лишь к личности  правона­рушителя, и никак не повышает степени общественной опасности.  Кроме того, согласно общему принципу права “лицо, подвергнутое в установ­ленном законом  порядке  наказанию,  не может быть наказано за то же деяние”. С общепризнанным положением о том,  что “уголовной  ответственности  и  наказанию  подлежит  лишь  лицо,  виновное в совершении    преступления” (ст. 3 Уголовного Кодекса РСФСР ), не согласуются нормы адми­нистративного законодательства,  предусматривающие наложение уголов­ной ответственности за повторно совершенное административное  право­нарушение.

Вместе с тем, имеет смысл установить новые, более четкие крите­рии разграничения  преступлений от сходных административных проступ­ков, то есть должны быть учтены такие обстоятельства,  которые, зна­чительно повышая   степень  общественной  опасности  правонарушения, действительно превращают его в преступление.  Так, например, в Указе ПВС РСФСР от 21.11.88г.  “нарушение или невыполнение правил пожарной безопасности” считается  административным  проступком,  а “нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее за собой возникновение пожа­ра, причинение вреда здоровью людей или крупный ущерб” –  преступле­нием. Это  позволит  законодательству стать более стабильным,  менее подверженным всякого рода изменениям.

Кроме приведенного  выше  разделения  по  степени  общественной опасности существуют и другие основания  классификации  правонарушений. Основываясь на наличии экономических,  социальных, политических отношений общества,  различают три вида правонарушений:  в  области экономических отношений (собственность, труд, распределение и др.), в области социально-бытовых отношений (семья,  быт, общественный поря-  . док), в  сфере  управления  (деятельность государственного аппарата, общегражданские обязанности).  Возможна классификация правонарушений и по иным критериям (например,  в научных целях).  Так, можно разли­чать правонарушения,  посягающие на духовные или материальные блага, общественные или личные интересы,  правонарушения в сфере нормотворческой или правоприменительной деятельности и т.д.

Каждая классификация  в  известной  степени условна,  поскольку между различными правонарушениями  проявляется  определенная  связь. Так, совершение  правонарушения одним человеком может предопределить совершение правонарушения другим человеком или  несколькими  людьми. Одно и то же деяние может нарушить нормы нескольких отраслей законо­дательства и одновременно влечь несколько различных санкций,  напри­мер, виновное  повреждение здоровья гражданина собственником автомо­биля влечет гражданско-правовую обязанность по возмещению материаль­ного вреда, административную (лишение водительских прав) и уголовную ответственность. Существует также и психологическая связь правонарушений: безна­казанность за совершение  сравнительно мало  опасных  (гражданских, трудовых, административных) правонарушений создает уверенность в бе­зответственности и безнаказанности для правонарушителя и других лиц, повинных в них,  создает почву для совершения более опасных правона­рушений, в том числе и преступлений.

С учетом общих признаков правонарушений, связи между их видами, а также системы правовых норм, определяющих, какие деяния квалифици­руются в качестве правонарушений,  и устанавливающих ответственность за их совершение, возникает вопрос о возможности рассматривать сово­купность всех правонарушений как единую сложную систему.

Признание системной взаимосвязи преступности и других  правона­рушений обосновывается  исследованиями,  которые  обнаруживают связь аморальных поступков, близких к составу административного проступка, который в  свою  очередь моделирует состав преступления.  Выявляются также тесные связи и взаимные влияния отдельных правонарушений,  чтс позволяет рассматривать и изучать причины, общие для всех правонару­шений.

Имеет смысл говорить о правонарушении не только как о нарушении нормы права, но и как о нарушении социальных интере­сов и  справедливости.  Характеристика правона-рушения как нарушения нормы права уже рассматривалась выше и была признана неотъемлемость этого признака,  так как его отсутствие означает одновременно и от­сутствие правонарушения.  Деяние, не противоречащее социальным инте­ресам и  справедливости  не всегда противоправно,  так как для права существует два вида социальных интересов:  юридические значимые и не .-учитываемые правом.

 

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!