How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom) because we were limited by facebook to share our Opportunities!
APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.
  1. Зарубежный опыт

Итак, ценная бумага, понимае­мая как вещь, документом не является. Ценная бумага — это бесте­лесная вещь, т.е. совокупность установленных законодательством гражданских прав, своеобразная правовая условность, фикция, не имеющая никакой материальной формы.[6]

Ценные бумаги «по происхождению» действительно имеют обязательственно-правовую природу. Но теперь уже не имеет смысла поступаться достижения­ми юридической техники и отка­зываться от ставшего традицион­ным «вещного» подхода к ценным бумагам. Этот подход дает практические преимущества.

Любая ценная бумага существу­ет только юридически, но не физи­чески. Материальную форму имеют лишь документы (бумажные и маг­нитные носители информации), с помощью которых фиксируется факт существования ценных бумаг и принадлежность прав по ним определенному лицу, а также оформ­ляются операции с ними. Поэтому передача прав и на саму ценную бумагу как объект гражданского обо­рота происходит в особой форме.

О любых перемещениях этих неосязаемых и невидимых объектов можно судить только по соот­ветствующим записям (письменным или электронным) на счетах в ре­естре (у депозитария) и/или по бумажным документам, находящимся на руках у владельцев цен­ных бумаг.

How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom) because we were limited by facebook to share our Opportunities!

Такой фиктивный характер эле­ментов правоотношений не явля­ется принципиально новым для на­шего гражданского права. В качестве субъектов гражданских правоотношений давно признаны юридические сущности, лишенные объективной формы. Это всем из­вестные юридические лица. На французском языке они именуют­ся personnes morales (дословно — умственные, духовные лица) в от­личие от personnes physiques (фи­зические лица), что удачно под­черкивает абстрактный характер понятия «юридическое лицо». Это лишь некая юридико-техническая условность, воображаемый субъект, наделенный законом рядом харак­теристик. Юридическому лицу, несмотря на отсутствие его в мате­риальном, физическом смысле, не возбраняется приобретать права, в том числе вещные. Тогда почему другая юридико-техническая услов­ность — ценная бумага как сово­купность прав — не может быть объектом вещных прав?

Права как полноценные объек­ты права собственности давно из­вестны англо-американскому праву. Концепция «бестелесного имущества» позволяет отождествлять ценные бумаги непосредственно с правами, не прибегая к вспомога­тельным конструкциям. При таком подходе общность природы всех ценных бумаг независимо от формы их выпуска очевидна. Этим объяс­няется отсутствие, например, у американского законодателя пре­дубеждений относительно бездо­кументарных ценных бумаг. Нор­мы о бездокументарных ценных бумагах (uncertificated security) содержатся в Единообразном тор­говом кодексе (ЕТК) США уже с 1977 г. (официальный текст 1978 г. имеет юридическую силу в 32 штатах).

Различие между документарны­ми инвестиционными ценными бу­магами (certificated security) и бездокументарными в ЕТК США проводится только по одному при­знаку: представлены ли они доку­ментом (instrument) или нет (в последнем случае передача ценных бумаг «регистрируется в книгах, которые ведутся эмитентом или по его поручению»). И это логично, так как инвестиционная ценная бумага (приблизительный аналог эмиссионной ценной бумаги по российскому законодательству) определяется в ст. 8-102 ЕТК США прежде всего как «пай, уча­стие или другой интерес в имуще­стве или предприятии эмитента или обязательство эмитента». Это означает, что применительно к ценным бумагам в качестве объек­та гражданских прав рассматрива­ются сами права, а не удостоверя­ющие их документы.

Возможность восприятия воз­зрений на ценную бумагу как бес­телесную вещь континентальной правовой системой обусловлена современными тенденциями в эво­люции института права собствен­ности и вещного права вообще. Во-первых, трансформируются иму­щественные отношения; во-вторых, англо-американское право заметно влияет на континентальное право.

Эволюция рыночных отношений, научно-технический прогресс при­вели к существенным изменениям в системе объектов права собст­венности и других вещных прав. Важным их объектом становится информация, в том числе та, что хранится в памяти электронно-вы­числительных машин. Кроме того, центр тяжести правового регули­рования переместился на движи­мое имущество, в том числе на ценные бумаги. И наконец, объек­том вещных прав все чаще высту­пают не отдельные вещи или пра­ва, а их совокупность.

Важным направлением в расши­рении круга объектов вещных прав явились разработка и исполь­зование концепции «бестелесного имущества». Особое значение при­обретает отнесение к категории «бестелесного имущества» ценных бумаг. Хотя вещами традиционно считаются вещи материальные, «те­лесные», является ли предмет теле­сным, т.е. вещью, решается уже не по законам физики. В юриспруден­ции это понятие, по словам В. Мо­золина, «всегда связано с возмож­ностью индивидуализации имущества и передачи его в ис­ключительное обладание человеку, организации, обществу».

Европейские ученые-правоведы все больше склоняются к отказу от принципиального противопостав­ления вещных и обязательственных правоотношений, которое само по себе носит неконструктивный характер. В то же время независимо от различий в теоретических кон­струкциях практика всех стран пе­реносит на права финансовой и коммерческой собственности режим, установленный для вещест­венных объектов.

В национальных законодатель­ствах стран Европы названные тенденции проявляются по-разно­му. Например, в Португалии и Германии это формально – юриди­чески затруднено, поскольку веща­ми закон признает только матери­альные предметы (ст. 1302 Граж­данского кодекса Португалии, § 90 ГГУ). В государствах, законода­тельство которых не позволяет пря­мо отнести к вещам нематериаль­ные объекты (совокупности прав), традиционно сохраняется види­мость материальности ценных бу­маг. Процесс их «дематериализации» пошел там по пути постепен­ного сужения сферы использования бумажных документов.

Так, в 1972 г. законодатель ФРГ в Законе о вкладах предоставил возможность эмитентам ценных бумаг с твердым процентом офор­млять выпущенные ценные бумаги (займы) сводным документом (глобальным сертификатом). По­добное оформление эмиссий ак­ций в Германии не принято. Здесь объем наличных бумаг сокращает­ся за счет документов, которыми оформляется большое количество акций (так называемые депозит­ные сертификаты большого объ­ема). И в том и в другом случае сертификаты подлежат хранению у профессионального депозитария. Тем самым они «демобилизуются», т.е. исключается возможность их физического перемещения при об­ращении удостоверяемых ими прав.

Это позволяет эмитентам цен­ных бумаг не выпускать отдельные экземпляры документов для каж­дого владельца и тем более на каж­дую ценную бумагу. Ценные бумаги (фактически — права) отдельных владельцев удостоверяются запися­ми на лицевых счетах, т.е. анало­гично бездокументарным ценным бумагам. Операции с депонированными ценными бумагами произво­дятся на безналичной основе путем отражения соответствующей ин­формации по счетам владельцев.

Во Франции возможность отнесения прав к вещам может вытекать из граж­данско-правовых норм. Например, в ст. 2081, 526 и др. ФГК упомина­ется о залоге долговых требова­ний, узуфруктов, сервитутов и т.д. В силу прямого указания в законе ценные бумаги относят к движи­мым вещам (об акциях см. ст. 529 ФГК). Но это не помешало прове­сти там практически полную дематериализацию ценных бумаг, име­нуемых les valeurs mobilieres (акции, облигации, рента). Наря­ду со Швецией Франция по праву считается пионером среди европей­ских стран в деле перехода на без­наличную форму обращения фон­довых ценностей.

Французский Закон о финансах на 1982 г. (№ 81-1160 от 30.12.81 г.) предписывал за 18 месяцев полно­стью перейти на систему выпуска и обращения les valeurs mobilieres исключительно в виде прав, «соответствующих безналичным ценным бумагам» .По истечении указан­ного срока все перечисленные в законе ценные бумаги должны быть обращены в безналичную форму и учтены на лицевых счетах, веду­щихся эмитентом или профессио­нальным посредником для каждого держателя. Владельцы ценных бу­маг, выпущенных ранее, могут осуществлять права по ценным бу­магам только при условии их пред­варительной дематериализации путем изъятия сертификатов и фиксации прав записями на лице­вых счетах, открытых у эмитента или профессионального посредника.

Все вышеизложенное подтверж­дает необходимость пересмотра понятия ценной бумаги с целью определения ее через права. Любая теоретико-юридическая концепция должна исходить из желательных, экономически целесообразных из­менений позитивного права. Никакая научная доктрина не имеет са­мостоятельной ценности.

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!