How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom) because we were limited by facebook to share our Opportunities!
APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.

Исторический обзор “покорения” природы.

 

 

Следует отметить, что говорить на тему преобразования природы человеком в исторический период можно бесконечно. Слишком много сделал человек за время своего существования с природой Земли. В этой главе рассмотрены факты почти глобального изменения ландшафта, флоры и фауны, произошедшие в исторический период деятельности человека в Китае, Средиземноморье, Латинской Америке и Австралии, приведшие, по существу, к экологическим и природным катастрофам.

How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom) because we were limited by facebook to share our Opportunities!

Сначала – древний Китай. В III тыс. до н.э. территория Китая была мало похожа на то, что она представляет ныне: девственные леса и болота, питавшиеся реками, разливающимися в половодье, обширные озера, топкие солонцы и только на возвышенных плоскогорьях луга и степи. На востоке между низовьями рек в дельтовых равнинах тянулась цепь зыбких почв, а реки И и Хуай пропадали в заболоченной долине нижнего течения Янцзы.

“Буйная растительность одевала весь бассейн р.Вэйхэ; там поднимались величественные дубы, всюду виднелись группы кипарисов и сосен. В лесах кишели тигры, ирбисы, желтые леопарды, медведи, буйволы и кабаны; вечно выли шакалы и волки”.2 Но главными врагами людей здесь были реки. В сухое время года они сильно мелели, но стоило пройти дождям в горах, как они вздувались и выходили из берегов. Разлившись, они теряли скорость течения и откладывали наносы, причем в Хуанхэ во время паводка содержится до 46% или и песка. Примитивным земледельцам пришлось сооружать дамбы, чтобы спасти себя и свои поля от наводнений; и все же дамбы прорывались в среднем один раз в 2,5 года. Часть древних насельников Китая отступала от свирепых вод в горы и продолжала заниматься охотой – от них там и следа сейчас не осталось; другие – “сто черноголовых семейств”, пришедшие в Шаньси с запада, – бросились на борьбу с рекой – это были предки китайцев. Им пришлось отказаться от прежней дикой воли и привить себе дисциплину, жесткую организацию и принять деспотические формы правления, но зато побежденная природа щедро вознаградила их, предоставив возможность интенсивного размножения и средства для создания оригинальной культуры.

Первый легендарный этап борьбы с природой имел место около 2220 г. до н.э., когда мифический предок первой китайской династии Юй провел работы по регулированию русла Хуанхэ, после чего центральная часть северного Китая (Шаньси и часть Шэньси) превратилась в земледельческую страну. Река вела себя спокойно до 602 г. до н.э., т.е. в течении 16-ти веков. Исторически – это монолитная эпоха древнекитайской культуры, включающая 3 династии: Ся, Шан-Ин и Чжоу, при которых Китай представлял собой конфедерацию многочисленных княжеств. В течении всего этого периода созданный Юем искусственный ландшафт только поддерживался, но когда с 722 г. до н.э., наступила эпоха “Весны и Осени” (условное название эпохи, типа европейского “Средние века”), все пошло по иному. Начались тыжелейшие междоусобные войны, сопровождавшиеся истреблением населения в некоторых из них и набегами тибетских племен жунов. В результате плохого содержания дамб в 602 г. до н.э. произошло первое зарегистрированное изменение течения р. Хуанхэ, и с тех пор основная работа на реке до XVIII в. заключалась в поддержке дамб и заделке прорывов.

В IV в. до н.э. железо превратилось в настолько общедоступный товар (в Китае), что из него стали делать не только мечи, но и лопаты. Благодаря техническому усовершенствованию в III в. были созданы оросительные системы, из которых наиболее важной была система Вэйбэй, орошавшая 162 тыс. га полей в северном Шэньси. Благодаря этой ирригационной системе “провинция Шэньси стала плодоносной и не знающей неурожайных годов. Тогда Цинь Ши-хуанди3 сделался богатым и могущественным и смог подчинить своей власти прочих князей”.

Страна богатела, ибо к прежней житнице в Шэньси на берегах Хуанхэ прибавилась новая – на берегах рек Вэй и Цзин, но тут сказала своё слово природа. Вода для оросительной сети поступала из р. Цзин, которая была преграждена плотиной, однако река углубила своё русло и оставила водоприёмник на сухом месте. Пришлось прорыть новый канал и построить плотину выше по течению, и в последующие века это повторялось десять раз, что потребовало огромного вложения труда, и все-таки в XVII в. система Вэйбэй была фактически заброшена.

С эпохи объединения Китая императором Цинь Ши-хуанди до потери Китаем самостоятельности на территории между Хуанхэ и Янцзы возникли, сформировались и потеряли силу два больших этноса, условно именуемые северо-китайский и южно-китайский. Первый этнос активно изменял ландшафт – строил дамбы, вырывал оросительные каналы, вырубал леса, на месте сухих прерий и девственных лесов повсюду возникали пашни; второй также связан с изменением ландшафта – на месте джунглей южного Китая они активно устраивали рисовые поля. Но просуществовал самостоятельно северо-китайский этнос только до того момента, пока поддерживались оросительные системы Северного Китая. В XVII в. ирригация перестала существовать, и в том же веке маньчжуры покорили Китай.

Посмотрим, что творилось в Европе в I тыс. до н.э. В первую половину этого тысячелетия на этой территории существовал институт парцеллярного земледелия с интенсивной обработкой участков, поддерживавший созданный культурный ландшафт. В конце I тыс. до н.э. отношение к природе становится хищническим. Этот период совпал с экспансией Рима и совсем не случайно. Шло превращение полей сначала в пастбища, потом в пустыри, и наконец к V-VI вв. восстановились естественные ландшафты: леса и заросли кустарников. Весь цикл преобразования ландшафта занял около 1500 лет.

Вообще надо отметить, что воздействие на природу в античное время со стороны Римского мира (Pax Romana) было ничуть не меньше, чем в наше время со стороны Европейского мира, разумеется с учетом разницы в уровне развития техники.

Чтобы убедиться в этом, посмотрим, каким пришел Рим к I в. н.э. Он превратился из маленькой деревни, где жило 500 семейств, в победоносный “Вечный город”, который распространился на большое пространство и превратился в мегаполис с миллионным, полуторамиллионным и двухмиллионным населением. Такое огромное количество людей нужно было чем-то кормить, а кормить их было очень трудно, т.к. сами римские граждане не желали работать. Они считали себя участниками общего дела (“республика” – общее дело) и полагали, что если оно приносит доход, то они должны получать свою долю этого дохода. Им давали бесплатно хлеб. Конечно, не единым хлебом жив человек, надо и оливки, и масло, и мяса поесть, и рыбки солененькой, и вина выпить. Для этого они доставали деньги, обслуживая вождей различных политических партий. И чем активнее они обслуживали своих вождей, тем больше те вожди им платили.

В результате Средняя Италия, родившая этот этнос, совершенно изменила свой ландшафт. Богатые земледельческие угодья превратились в пастбища по той простой причине, что в те старые времена холодильников не было и мясо привезти откуда-нибудь из-за моря было невозможно, оно бы протухло. Поэтому на бойни в Рим пригоняли быков и свиней, для того чтобы их тут же резали и мясо сразу же продавали.

А хлеб можно было привезти из Африки, где в долинах Атласа были фосфористые почвы, дававшие баснословно большие урожаи. Плоды можно было привезти из Испании, из южной Галлии, называемой Прованс, вино из Греции, хлеб ещё и из Египта везли в большом количестве, т.е. все можно было привезти, кроме двух вещей – свежего мяса и цветов для женщин, ибо женщины, что известно многим, очень любят цветы.

В результате город Рим с двухмиллионным населением превратился в город-паразит, который жил за счет всех завоеванных провинций и высасывал из них все соки. Казалось бы, провинции должны были беднеть, нищать. Но ничего подобного! Они, при том, что их грабили целиком и полностью, богатели, увеличивали свою продукцию и выдавали на Рим столько, сколько требовало начальство, и ещё себе и своим детям оставляли – не меньше, чем отдавали.

За счет чего же шло такое процветание? За счет совершенно безобразного ограбления природы. Великолепные дубовые и буковые леса Италии были вырублены, и склоны Апеннин поросли маквисом; Испания, которая была покрыта прекрасными субтропическим лесами, превратилась в степь, по которой можно было только овец гонять, как в Монголии, и испанцы стали скотоводческим народом. В Африке богатейшие долины были выпаханы, перестали давать какие-либо урожаи, т.е. житницы Рима (Африка и Сицилия) оказались голыми каменистыми странами, почти без почвенного слоя.

Более чем через тысячу лет после падения Западной Римской империи в XVI-XVIII столетиях в Новом Свете начала разыгрываться другая трагедия природы. В Южной Америке испанские конкистадоры убили большое количество индейцев, ограбили их храмы, переливали  золотые и серебряные изделия искусства в слитки, чтобы отвезти в Испанию – были людьми отнюдь не добрыми, но гораздо больше ущерба природе принесли их довольно гуманные потомки, которые устраивали хозяйства-гасиенды на завоеванных землях. Правда, в испанских колониях этот процесс был несколько осложнен тем, что испанцы изменили биоценозы Латинской Америки. Они привезли туда коров, лошадей, дали индейцам железные орудия. Привезли ослов, развели мулов, а индейцы, не имевшие транспорта, получили возможность перевозить тяжелые грузы на вьючных животных. Испанцы привезли из Аравии кофе, устроили кофейные плантации, а коров развелось столько, что Венесуэла и Аргентина превратились в мировых поставщиков мяса.

Но для того чтобы развести кофейные плантации или потом каучуковые, потребовалось колоссальное уничтожение сельвы, а сельва и так сильно пострадала во время первоначального заселения её индейцами. Они создали сельву, описание которой можно прочесть во многих книгах, тот тропический лес Амазонки или Юкатана, где нельзя жить из-за обилия вредных насекомых и невероятно тяжелого климата. Там ужасно плохо: жара с влажностью, змеи, пауки-птицееды, от укуса которых можно спастись, если только сразу вырезать место укуса, настолько они ядовитые, – ведь это тоже результат человеческой деятельности, только более древней. Вся эта страшная сельва выросла на переотложенных почвах, после того как индейцы, впервые пришедшие сюда, очевидно, с североамериканского континента, её заселяли, разоряя самым варварским способом, – окоряли деревья, потом ждали, когда они подсохнут, и выжигали; сажали маис, два-три года собирали урожаи. Потом, когда тропические ливни смывали гумус, уходили на следующий участок, а на месте первоначальной флоры, которой мы даже не знаем, какая она была, вырастали эти грандиозные лопухи в виде современных тропических деревьев. Но среди них были каучуконосы. Для того, чтобы собирать каучук, потребовались огромные силы и средства, потому что каучук нашел себе применение в автомобильной и в целом ряде других промышленностей. Для того чтобы обеспечить безопасность этого сбора, истреблялись целые племена индейцев, которые и к этой тяжелой сельве приспособились. Убивали их, высасывали соки из каучуковых деревьев, строили на этом месте дворцы, оперные театры там, в бассейне Амазонки. Денег плантаторам девать было некуда, до тех пор пока семена каучука не были привезены в Африку и он перестал быть их монополией. И на месте каучуковых плантаций оставалась ещё худшая “зеленая пустыня”.

Но самое глобальное изменение биоценоза целого материка, причем всего за 200 лет, проделали со своей новой родиной – Австралией – английские переселенцы.

Европейские мореплаватели достигли берегов Австралии в начале XVII в.  Но настоящая колонизация материка европейцами началась только в конце XVIII в., причем поначалу осваивались юго-восточные и южные прибрежные части, лучшие по климатическим условиям, богатые дичью и рыбой. Австралийские аборигены, проживавшие именно на этих плодородных землях, по своему развитию находились на уровне каменного века, вели жизнь охотников и собирателей. Но появились первые переселенцы – отбросы общества – около 1000 преступников, осужденных английским правосудием, и их конвоиры. “Цивилизованные” европейцы тут же начали превращать местное население в рабов, заставляя их работать на своих фермах. Дальше – хуже. Нарушив привезенными с собой кроликами, овцами, лисами биоценоз Австралии, они поставили аборигенов на грань голодной смерти. Объясню почему. В силу того, что Австралия была очень давно изолирована от остальных материков, на ней образовался свой, единственный в мире и неповторимый биоценоз, причем большая часть видов, его составлявшая, была травоядна. Основным занятием австралийских аборигенов была охота, т.к. на простом собирании долго не протянешь. Основным объектом охоты являлись травоядные, а т.к. травяной покров начали уничтожать овцы и кролики, то многие австралийские виды просто вымерли или были поставлены на грань вымирания. Аборигены попытались охотиться на овец. Это послужило предлогом для массового уничтожения коренных жителей. А дальше с аборигенами Австралии произошло то же, что с индейцами Северной Америки. На них устраивали облавы, травили ядами, загоняли в пустыни, где они умирали от голода и недостатка воды. Остатки аборигенов были загнаны в резервации в западных и северных районах страны, менее всего пригодных для жизни.

Теперь слово о кроликах. Кролики – это не только пушистый мех, но ещё и армия, способная в особых условиях завоевать целый континент. А началось все с пяти кроликов, привезенных в Австралию первой группой переселенцев в конце XVIII века. Вряд ли тогда кто-нибудь думал, что потомство этих безобидных пушистых зверьков со временем заполнит весь континент.

Поголовье кроликов росло как лавина. От окрестностей Мельбурна они постепенно продвигались все дальше вглубь материка. Они переправились даже через Муррей – самую крупную австралийскую реку (хотя её годовой расход воды лишь 1/7 от расхода Дуная). Наивные фермеры торопливо начали возводить изгороди из колючей проволоки, которые протянулись через всю Австралию. Но кроличью армию уже ничто не могло остановить. Она добралась в конце XIX в. даже до западной Австралии, которая отделена от восточных штатов громадной пустыней, протянувшейся на 1000, а местами и на 2000 км.

В то время, когда в Австралии было всего 5000 переселенцев, кроликов, которым природа Австралии никого не смогла противопоставить, развелось до 500 тыс., а когда численность населения достигла 7 млн., на этих землях обитал уже 1 млрд. кроликов.

Боролись с кроликами как могли. Проволочные заграждения (2 линии) не помогли – зверьки ухитрялись прокапывать лазы под изгородями. Стали применять ядохимикаты, завезли из Европы лис. И тут случилось “непредвиденное”: убежища кроликов были в зарослях колючего кустарника, куда лисы не отваживались забираться и, соответственно, стали охотиться на местные виды, сильно сократив популяции последних. Против кроликов применялось даже бактериологическое оружие. Поголовье кроликов было уничтожено на 90%. В 1949 г. их осталось полмиллиарда. Но у тех зверьков, которые выжили, и у их потомства обнаружился устойчивый иммунитет. С 1950 г. начался новый этап бактериологической войны с кроликами и природой Австралии (ведь гибли не только кролики, но и местные виды). Уничтожили ещё полмиллиарда, но опять не всех – уцелело 50 млн. Проблема не решена полностью и по сей день.

Подведем итог. В результате колонизации Австралии биоценоз континента полностью разрушен кроликами, овцами, лисами, ядохимикатами, бактериологическим оружием; многие виды неповторимой флоры и фауны Австралии погибли или на грани полного вымирания; аборигены уничтожены или выселены со своих исконных земель в резервации; леса вырублены или погибли (от кроликов, объедавших кору на деревьях); плодородные некогда почвы ныне истощены или изрезаны оврагами (опять кролики постарались, вырывая свои норки); зато ежегодно из Австралии вывозят около 7 млн. кроличьих шкурок.

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!